sitemap 

Стpoительство и стpoйматериалы

» нa главную

Выручат ли гормоны от старости?

Начало идеологии, которую можно выразить словами «копни глубже в детство», положил, естественно, Зигмунд Фрейд. К которому в психотерапевтической среде принято относится с некой толикой скептицизма, но не отрицая главных его интуиций. (Как принято считать - умнейших. Кстати, наверное так и есть.)

Он идет к психологу, и тот за несколько (а ежели это психолог, много берущий за сеанс, - то за большее количество) встреч «докапывается до сути». В буквальном смысле - узнает, где собака порылась.

Вся предстоящая работа психоаналитиков заключалась только в обосновании большей либо наименьшей роли конкретно сексапильных переживаний в ранешном детстве. Но с основной предпосылкой не спорил никто. Точнее - пробовали, но опосля некой борьбы все равно ворачивались к значимости детского травматического опыта. Почему так - чуток ниже, а пока разглядим один принципиальный момент: а на основании чего же вообщем вначале был изготовлен вывод о значимости детских переживаний? И решение, опосля отбрасывания всей шелухи, окажется неутешительным…

Опосля того, как Фрейд выложил свою теорию, в один момент стали известны и остальные подобные случаи. Здесь уместно было бы вспомнить о таком, непременно, известном психологам явлении, как выбор для хоть какого факта интерпретации, более совпадающей с ожиданиями («самоосуществляющееся пророчество»). Это можно проиллюстрировать старенькой историей.

Описанные выше страхи, в принципе, не такие уж и принципиальные. Да, естественно, это дурно, когда человек воспринимает на веру сомнительные пресуппозиции 1.

А ежели данной нам психической археологией заниматься пристально, то все найдется и препядствия взрослой жизни снимет как рукою. Что-то в моем жизненном опыте дает подсказку мне, что здесь есть некий подкол. Попробуем разобраться. И начнем, как и полагается, с самого начала.

1 Этот термин чрезвычайно обожают приверженцы НЛП. Значит он такое утверждение, которое нужно признать теоремой, по другому нельзя принять остальные тезисы, которые кажутся независящими, но базируются конкретно на нем. Например, для того, чтоб принять тезис «поросенок Петр украл трактор», нужна пресуппозиция в виде утверждения «поросята могут красть трактора».

Фрейд и подал.

Представим, к примеру, что некоторый мальчишка дружит с девченкой, у которой есть собачка. В один прекрасный момент собачка больно кусает мальчугана. Далее, как в анекдоте, «дорога раздвояется». В согласовании с первым из обрисованных нами подходов мать мальчугана, обрабатывая укус, неосознанно задает мальчугану програмку «она сама собачку подговорила, и вообщем с девченками небезопасно дружить». Согласно второму подходу, эту великолепную мысль выдает «человечек внутри».

Кто отыскивает - тот постоянно отыщет. А тот, у кого находили, - с радостью эту находку примет. И психологу свое восхищение выскажет и всем его посоветует. И далее к нему ходить будет.

Откуда растут ноги

Есть и 2-ой вариант. Можно отрешиться от сопоставления с компом в пользу иной метафоры - как говорил Деннет, «картезианского спектакля». По другому говоря, представления о том, что кое-где в мозгу человека (в шишковидной железе, не по другому) находится ма-а-а-аленькая комнатка, в ней за пультом посиживает ма-а-а-аленький человечек и дает собственному владельцу (либо рабу?) команды, исходя из того, что лицезреет (на сцене) впереди себя. Вот случилось ему, когда носитель был еще ребенком, придумать полностью адекватный для той ситуации метод действовать в ответ на определенный раздражитель - с того времени он и повторяет. Сидячий в мозгу гомункулус у нас не попросту небольшой, но к тому же туповатый…

Хеппи-энд, оркестр - туш! Правда, почему-либо таковых случаев немного… На терапию, понимаете ли, иногда подсаживаются почище, чем на марихуану. В последующей части - о этом.

Мальчишка, понятно, о этом запамятывает. С девченкой они дружат какое-то время, позже перестают, позже он дружит (а еще позднее - не лишь дружит) с иными девченками. Но у него все как-то не складывается завязать неизменные дела. Такие, чтобы семья, детки и прочее.

Ежели человек считает остальных людей такими-то и такими-то, он постоянно отыщет возможность удостовериться в этом снова.

А что дает лучшую возможность мыслить про себя «я хороший» и доказать это иным? Конечно, мировоззрение профессионала о том, что корешки всех твоих гадких поступков - в томном детстве.

Практически все школы и направления психотерапии разделяют представление о том, что корешки психических заморочек человека необходимо находить в его детстве.

Посиживает пожилой мудрец у ворот городка. Идет мимо путешественник, спрашивает старика:

А о клиентах поразмыслили?

А совершенно не так давно схожее мне говорила одна знакомая - популярный столичный психолог: «Знаешь, я сейчас (когда погрузила свое мышление в русло концепции 'все из юношества') могу осознать и принять хоть какого. Педофила, маньяка, извращенца. Наверно, для кого-либо они делают страшные вещи. А мне их жалко…»

Ежели следовать первому, человека можно на сто процентов уподобить компу. Даже не компу в целом, а чисто «железу». Логика ясна: заложили в «хард» не тот «софт» - вот не работает верно. Даже ежели не останавливаться на вопросцах этических и метафизических - таковая модель, как представляется, не в особенности эффективна. Так как свести все поведение человека к проявлению заложенных механических программ - означает так ограничить сам объект исследования/помощи, что конкретно ему эта помощь оказана не будет.

Идет иной путешественник, задает таковой же вопросец. 1-ый ответ - этот же. Но путешественник ведает, что в покинутом им городке обитатели были милы, добры и приветливы. Понятно, что мудрый дедушка советует ему в город зайти, ибо таковых же людей он там и отыщет.

Что конкретно значит слово «хороший» - каждый выбирает сам. Беря во внимание доминирующие в обществе социальные нормы.

Логично, что Фрейд отыскал множество методов свою теорию подтвердить. Ну и про желание пациентов сделать приятное доктору, показывая ровно те симптомы, которые он ждет узреть (какие конкретно - все уже знали), не будем забывать.

А от идеи «где-то в прошедшем у истерика есть некий травмирующий опыт, нужно его отыскать - и все пройдет» до мысли о том, что таковой опыт есть у хоть какого невротика, все мы - невротики, а означает, нужно копать и копать, - рукою подать.

Мы так устроены. Как говорили тролли Перу Гюнту, счастье не в том, чтоб быть самим собой. Необходимо очередное слово. Необходимо быть самим собой довольным. Чем там у него дело кончилось - читатель или помнит, или в «Википедии» поглядит.

Уже упоминавшийся тут Фрейд в 1896 году, еще до того, как вполне определил концепцию психоанализа, писал собственному другу о некоем юноше: «… пришел ко мне на прием и со слезами убеждал меня, что он совсем не мерзавец, каким его считают окружающие; он болен, он мучается от патологических импульсов и реакций…» Понятно, что Фрейд бедного клиента утешил.

- Э, сынок, не ходи ты в этот город. Здесь - такие же люди живут, даже ужаснее. И повсевременно будут стараться для тебя что-нибудь нехорошее сделать…

Далее наш герой понимает всю бессмысленность собственного детского решения и отчаливает завоевывать сердца красивых дам.

Так как он - не нехороший. У него было тяжелое детство.

Мораль сей басни в том, что, ежели человек считает остальных людей такими-то и такими-то, он постоянно отыщет возможность удостовериться в этом снова. Также в том, что даже в стародавние времена властители пристально относились к психическому климату на вверенных им территориях и высылали к воротам городов умных людей, чтобы выделяли и отшивали ворчунов.

Понимаете, с кем она работала на тот момент? С зоофилом, насиловавшим собак. И понятно, что корешки его трудности нашлись у него в дальнем детстве.

Практически Фрейд сделал таковой вывод опосля проведенного за пару лет анализа пары 10-ов случаев. Да и маленькое число испытуемых - не самое принципиальное. А вот их принадлежность к одной узенькой социальной группе - уже поважнее. Ведь первыми клиентами, которые послужили подопытными зайчиками, были лишь представители зажиточного мононационального слоя обитателей 1-го городка - венские евреи-буржуа. Не прогуливались к Фрейду остальные: недешевое наслаждение, требующее времени.

Вывод понятен: было у невротика в детстве некоторое сексапильное переживание (читай - насилие), он его вытесняет в бессознательную область - и оно проявляется в виде невроза либо истерии. Ежели порыться в прошедшем клиента, можно эту травму найти, его с ней познакомить - и все пройдет.

И всего через три года уже писал собственному другу: «…Поверял ли я уже для тебя великую клиническую тайну? Истерия - следствие пережитого ужаса в досексуальный период. Невроз навязчивых состояний - следствие сексапильного наслаждения в досексуальном возрасте… Досексуальный - это, строго говоря, допубертатный… Инфантильные сексапильные ужасы и желания - вот решение загадки истерии и невроза навязчивых состояний. Сейчас я уверен: оба эти невроза полностью излечимы…»

Попробуй, уважаемый читатель, честно спросить сам себя: думая про свою жизнь, ты, обычно, о чем конкретно думаешь? Верно - о том, что ты сделал либо сделаешь, и, самое основное, почему ты так поступил. При этом - снова же, читатель, будь честен - это разъяснение себе (а при способности и окружающим) собственных мотиваций обязано быть таковым, чтоб самого себя представить очень неплохим человеком.

- Ой, отец, не спрашивай. Злостные, ленивые, грубые… Так и норовили что-нибудь нехорошее мне сделать.

Тех, кто интересуется психоанализом и получает в данной нам области образование, становится больше. Что, наверняка, отлично: полностью может быть, что они хоть кое-чем сумеют посодействовать нашему несчастному обществу. Но вот в чем неувязка: почти всегда «влезть в шкуру» такового спеца значит принять конкретно тезис «ищите корешки в детстве». И это было бы совсем не страшно, если б не означало согласия с одним из 2-ух подходов.

- Какие люди в городке живут?

Чрезвычайно коротко описывая историю появления способа раскопок детских историй, можно огласить, что Фрейд столкнулся с чрезвычайно схожими, на его взор, вариантами у различных пациентов. В известной «истории Анны О» - и еще в пары - соматические проявления удалось снять, вызвав шокирующее воспоминание. Из этого он сделал вывод, что мы имеем дело со статистической закономерностью, о чем немедля сказал в монографии и бессчетных выступлениях. (Навряд ли стоит говорить про необходимость наиболее широкой подборки для сколь-нибудь важных выводов.)

- На данный момент, сынок, расскажу для тебя. Но скажи поначалу - в том городке, откуда ты идешь, какие люди жили?

Небольшой человечек

Но основная беда состоит в том, что у адептов обсуждаемого подхода к тому же клиенты есть. При этом клиенты, «всем своим опытом подтверждающие», что так и нужно. Что даешь рытье в детстве! И лучше - чтобы дольше!

Ежели даже допустить, что вправду во всем этом копаться следовало (и даже это, похоже, не подтверждается), то изготовленные выводы верны лишь по отношению к маленькой группе людей. При этом - живших за 130 лет до нас с вами.

10 сентября в части казанских домов планируется снижение давления и отключение воды // Беженцы в Европе: вопросцы, которые постыдно задавать