sitemap 

Стpoительство и стpoйматериалы

» нa главную

'Какому-то детскому саду проиграли!'. Что случилось с нашей командой в Глазго?

Его как как будто ничто не сулило. Перед чемпионатом мира мы утратили Алию Мустафину, но в квалификации были вторыми, прямо за американками. Тренер сборной Валентина Родионенко говорит, что «и судьи, и зрители были против нас».

В крайние годы самыми частыми новостями из лагеря сборной стали неизменные сообщения о чьей-то травме. Пару лет испытывает приобретенные боли в спине Алия Мустафина. Боль уже так сильна и нестерпима, что Алия не может трениться, и докторы не могут найти ее причину. Виктория Комова не выступала из-за травм опосля Лондона длительных три года. Это было какое-то безумие. Она подворачивала ногу на ровненьком месте, и ложилась в больницу - то с серозным менингитом, то с кистой. Ксения Афанасьева приехала в Глазго практически из больничной палаты. И ранее довольно много времени не выходила на помост по мед свидетельствам.

Вот тогда, быть может, и уместно было бы побеседовать о судейском заговоре.

Было бы еще наиболее удивительно, если б с таковыми вопиющими завалами на бревне, как у сборной России, нас поставили над Великобританией, а не напротив.

Тут дело не в самой Комовой, а в том, что какая-то психическая нестойкость свойственна всей сборной. В особенности она видна на бревне, где не считая Комовой падала вчера и Мария Харенкова, невзирая на то, что бревно считается ее «коронкой».

На фоне никогда и ни от чего же не страдающих американок, исполняющих опорный прыжок умопомрачительной трудности, не говоря уже о их акробатике на свободных, неизменные травмы наших гимнасток наводят на очень грустные размышления.

«Какому-то детскому саду проиграли!», - вырвалось во время телевизионной трансляции из Лидии Гавриловны Ивановой. «Китайскому детскому саду», - здесь же уточнила наш «огненный» комментатор. Совместно со своим соведущим, она много острила не тему возраста китаянок. Заявленный возраст не достаточно согласовывался с их наружностью двенадцатилетних, максимум тринадцатилетних девченок, у каких в документах указано «16» либо даже «19 лет». Но эти мелкие девченки почему-либо просто управляются со собственной неокрепшей психикой. Мы - нет.

Не могу согласиться.

Как и травмы, эта неувязка известна издавна и появилась не спонтанно. Почему же она никак не решается?

А позже свалилась с брусьев и с бревна.

Травмы и психическая неустойчивость - можно ли совладать с сиим застарелым «кармическим грузом» за оставшиеся до Олимпиады месяцы, ежели с ним не управлялись годами?

Одолеть у США они не могли ни в коем случае, силы очень неравны. Обыгрывать всех других были должны.

Судьи в Глазго были не злыми не хорошими. Они простые. Естественно, они немножко подтянули британок на их сенсационную медаль, лишь это так в порядке вещей, что не стоит уделять свое внимание.

В реальности, команда наша была подобрана чрезвычайно обмыслено. Сам формат, при котором на каждый снаряд выходит три гимнастки, и каждый итог идет в зачет, что исключает право на ошибку, диктовал свои условия. И на опорном прыжке главной ударной силой обязана была стать и стала Пасека, по уровню трудности превосходящая даже американок. На брусьях потенциально блистательны Комова и Дарья Спиридонова, на бревне - Мария Харенкова, а в общем-то и Виктория Комова. На свободных - Ксения Афанасьева. Остальным довольно было их просто поддержать, ровненько и достойно.

На этот вопросец нет ответа.

Без Мустафиной. Ну и что?

Снова травма?

Упрекать в чем либо Викторию Комову было бы бесчеловечно. Ради команды она пошла даже на опорный прыжок, невзирая на то, что восстановилась не на сто процентов, и в ее положении это чрезвычайно и чрезвычайно небезопасно. Пошла и сделала.

Злые судьи.

Падения Комовой.

Тяжело согласиться и с чисто чувственным утверждением Лидии Ивановой о том, что «сборная России с Мустафиной и без нее - две различных команды». Лидия Гавриловна чрезвычайно расстроенным голосом произнесла это под занавес трансляции.

Предпосылки лежат еще поглубже.

Назаров ушел. Что ожидает Зубова? // Евгений Донской: Просто много работал, и это отдало итог