sitemap 

Стpoительство и стpoйматериалы

» нa главную

В Госдуме решили смягчить требование о тайне следствия

Юрист Муса Хадисов, в свою очередь, считает, что и для очевидцев подписка о неразглашении является лишней мерой и часто таковым образом следствие пробует оказывать на их давление.

«По общему правилу никакие данные нельзя разглашать, другими словами обвиняемый не может огласить даже, какой следователь расследует дело», - произнес член комитета коммунист Юрий Синельщиков. «Практика нехорошая: людей вызывают на допрос, а они не чрезвычайно юридически подкованы, с их берут подписку о неразглашении, и далее происходят глупости. Эта норма повсевременно всплывает, и тут мы лицезреем сплошные нарушения», - согласился Крашенинников. «Мы сами подготовим поправки», - произнес он и поручил комитету сделать для этого рабочую группу.

Данные, которые нельзя разглашать, должны быть соединены конкретно с материалами подготовительного расследования, считает Марданшин. Необходимо найти список таковых данных, это исключит злоупотребления, произнес он РБК.

Комитет разглядывал 14 сентября законопроект эсэров, предлагающих отдать следователю либо дознавателю право ограничивать участников судопроизводства в разглашении данных следствия лишь в случае обоснованной необходимости. В данном случае он должен вынести мотивированное постановление с списком таковых данных и сроком деяния документа. Члены комитета не поддержали проект эсэров, сославшись, а именно, на то, что отмена общего правила о запрете разглашать данные противоречит принципу объективного расследования. Совместно с тем они признали необходимость решения затронутой создателями препядствия.

Нужно уточнить ст. 161 УПК с тем, чтоб не было многосмысленной трактовки того, по каким сведениям дается подписка о неразглашении, чтоб было понятно, какие непосредственно данные не разглашать, объяснил РБК собеседник в комитете. По его словам, разработкой поправок может заняться член комитета-единоросс Рафаэль Марданшин.

Председатель комитета по законодательству Павел Крашенинников поручил членам комитета приготовить поправки в статью 161 Уголовно-процессуального кодекса, регламентирующую порядок дачи подписки о неразглашении данных подготовительного расследования. По сегодняшней редакции статьи, эти данные не подлежат разглашению без разрешения следователя, о чем берется подписка с предупреждением о ответственности в согласовании со ст. 310 Уголовного кодекса (штраф до 80 тыс. руб., неотклонимые либо исправительные работы, или арест на срок до 3-х месяцев).

По мнению адвоката Игоря Трунова, институт подписки о неразглашении тайны следствия является принципиальным инвентарем следователей, в особенности в самом начале расследования. «Из сущности допроса можно сделать выводы о том, что имеется в распоряжении следствия, и передать эту информацию остальным очевидцам и свидетелям, - ведает Трунов. - Но другое дело, когда подписку о неразглашении берут с адвокатов». По словам защитника, таковым образом на практике следователи злоупотребляют своими возможностями и заблокируют общение защитников со СМИ. «В таком случае нельзя говорить, к примеру, даже о применении пыток к обвиняемому, есть ли у него синяки либо остальные повреждения», - объясняет Трунов.

К 2050 году наиболее половины англичан будут мучиться от лишнего веса // Допинговый скандал в атлетике: Балахничев готов биться с IAAF, защищая свою репутацию