sitemap 

Стpoительство и стpoйматериалы

» нa главную

Лабиринт из дверей и экспозиция в лифте - что глядеть в новеньком музее ГУЛАГа

Во 2-ой зал гости будут подниматься по лестнице, и это тоже часть концепции, смысл которой - мы должны подняться над данной темой, чтоб о ней говорить. Она чрезвычайно болезненная и чувственная. Перед нашим музеем, к примеру, проходили митинги, дескать, ничего этого не надо, огромных репрессий не было, давайте забудем, не нужно о этом говорить. Такое напряжение в обществе нередко бывает от недочета инфы и от чувственной вовлеченности. И нужно воспарить над сиим, подняться'.

«Часто материал приносят сами люди, прошедшие через лагеря. К примеру, вы увидите в одной из витрин две фото: на одной девченка, она улыбается, на 2-ой она же с матерью, и тоже улыбается, а мать грустная. Фото помято, видны следы от сгибов. Эту фотографию принесла нам пожилая дама - именно эта девченка на фото, и поведала ее историю. У нее поначалу арестовали отца. Мама, зная, что и ее арестуют, за день ранее пошла с дочкой в фотоателье и сделала снимок. В лагерях нельзя хранить личные фото - и она его прятала под стелькой. Потому такие следы на фотокарточке. И такие детали, которые можно подержать в руках, потрогать, для меня подтверждение, что это - не какая-то давняя история, а нынешний день».

Роман Романов, директор музея истории ГУЛАГа

Искусство без шапок-ушанок

Попадая в экспозицию, гость проходит через модуль из тюремных дверей. Часть из них нам дала Федеральная служба выполнения наказаний, часть мы сами привезли из экспедиций по лагерям: Магадан, Чукотка и другие.

Роман Романов, директор музея истории ГУЛАГа

Незапятнанный лист, медный фасад и незначительно шпионажа

«Отдельный раздел будет называться «Свидетели». Он посвящен людям, которые прошли лагеря и приняли решение поведать о этом остальным. Самые известные из их - Солженицын и Шаламов, но их еще больше. И вообщем тема таковых очевидцев, культурного контекста, рожденного лагерями - чрезвычайно крупная.

Вопросцы и подтверждения

Естественно, у нас есть отбор мероприятий и определенная планка. Мне, к примеру, не симпатична самодеятельность вроде той, когда юные актеры, надевая шапку-ушанку, телогрейку и валенки, начинают надрывным голосом читать лагерную прозу либо стихи. Это точно не наш формат. С иной стороны, у нас идет полным ходом работа с режиссерами, которым мы доверяем. В последующем году будет идти их спектакль «И подольше века продолжается день» по Чингизу Айтматову. А в 3 ноября, в Ночь искусств, у нас будет кинопоказ и презентация новейшей книжки, я буду в сей день водить экскурсии по музею'.

А в один прекрасный момент мы брали интервью у пожилой дамы, она родилась в Карлаге. На все вопросцы о прошедшем она отвечала «Да Карлаг хорошо, меня сейчас выселяют на улицу». Оказалось, что мошенники ей подсунули заместо подходящего ей документа контракт о продаже квартиры. Она не увидела и подписала, квартиру пару раз перепродали, и бабушку вот-вот выставят на улицу. Не посодействовать ей в данной ситуации было бы чрезвычайно удивительно. как посодействовать? Мы стали обращаться к знакомым, друзьям, писать, звонить. В итоге два суда вынесли решение о выселении, а 3-ий был в ее пользу. «Я на всю жизнь сейчас с вашим музеем!» - говорит сейчас нам эта дама. Но это не наш музей - это и ее музей'.

Но вообщем в этот музей люди приходят и остаются лишь по взаимной любви. К примеру, наш юрист была неизменным гостем музея еще на Петровке. Позже пришла работать, сказав, что желает в это дело собственный вклад внести. Благодаря ей здесь почти все стало скорее двигаться.

Роман Романов, директор музея истории ГУЛАГа

Заканчивается экспозиция вопросцами гостям. Самый основной, на мой взгляд - что нужно сделать, чтоб это не повторилось? И один из очевидных для меня ответов - мы должны это знать и помнить.

Не только лишь Солженицын

Вот-вот установят витрины, изготовленные в форме бараков. В них будут предметы из лагерей, архивные фото, документы, карты. На экране будут показываться записи из наших экспедиций, в том числе чрезвычайно выразительные просветы над лагерями, снятые с помощью дронов.

В музей - через тюремные двери

Время от времени ты работаешь с жертвами лагерей - и музей по различным причинам становится их семьей и ассистентом. К примеру, одно объявление в фейсбуке о том, что бабушке нужен холодильник, нет ли у кого-либо старенького - привело к тому, что через несколько часов опосля публикации ей везли новейший холодильник.

«В 2012 году нам передали это здание с проектом ремонта, который предполагал линолеум на полу, потолки в два метра и офисную планировку. 1-ое, что мы сделали - отвергли этот проект и выдумали новейший, создававший музею неповторимое лицо. К примеру, у строения возник медный фасад. Медь - живой, благородный материал, и ее вид отвечает теме музея. К тому же, играет роль рекламная составляющая. Ведь мы переехали из самого центра городка на относительную периферию центра. И здание с медным фасадом - второго такового вы не отыщите в городке - это доп «магнит притяжения», повод придти и поглядеть.

<

Когда мы строили музей, решили сделать о этом ролик, некоторую визитную карточку. Сказывается музейное сознание - необходимо все запечатлеть. Повесили камеры везде, чтоб снять, как идет ремонт, помещение изменяется. В итоге вышла смешная ситуация с рабочими, которые решили, что мы так за ними смотрим и желаем подловить на кое-чем - и стали всячески препятствовать. Есть даже кадр на данной кинохронике, как к камере приближается человек и выдергивает ее из розетки'.

Роман Романов, директор музея истории ГУЛАГа

«Кроме того, мы записали для их в Бутырской тюрьме звуковой ландшафт. Так как во почти всех лагерных воспоминаниях бытуют звуки шагов в коридоре, лязганье засова, стук дверей и кормушек. Эти звуки могли преследовать человека всю жизнь и припоминать о прошедшем. И гость музея, проходя мимо этих дверей, читая, откуда они, слыша звуки тюрьмы, совершает вроде бы вход в тему. Ведь он входит сюда из столичной суеты, где метро, шум, препядствия какие-то свои, спешка… А по данной для нас экспозиции нельзя просто пробежаться, необходимо переключить сознание, почувствовать место неволи.

Еще у нас будут проходить спектакли, презентации, концерты, лекции, чтоб у людей был повод придти 2-ой раз не только ради экспозиции, а на мероприятия.

«Работать, естественно, не постоянно просто. Нередко приходят люди с идеями, дескать, давайте то и это создадим - детские программы, сувениры, анонсы на Фейсбуке… А когда соприкасаются с темой поближе - соображают, что это еще серьезней, чем их идеи, и просто не могут продолжить. 1-ый директор музея Антон Антонов-Овсеенко и его соратники обучили меня тихо работать с данной для нас темой. Тут, в новеньком помещении, мы специально выкрасили полы в рабочих помещениях в броский цвет - чтоб вид был позитивнее, можно было отвлечься.

К примеру, Шостакович не был репрессирован. Но у него есть произведения, которые официально посвящены Великой отечественной войне, а в письмах друзьям он говорил, что по сути они посвящены репрессиям. Либо у Александра Родченко есть несколько альбомов - один посвящен строительству БАМа, а 2-ой именуется «10 лет Узбекской ССР». Там фото партийных работников и управляющих. И он чрезвычайно нагляден. Видно, что он делал альбом с любовью. А когда этих людей стали репрессировать, ему пришлось заштриховывать в собственном альбоме их портреты, так как изображения противников народа хранить нельзя. Представьте чувства художника, когда он это делал'.

Личное

Лишь по любви

31 октября поновой раскрывается музей истории ГУЛАГа. Заместо малеханького помещения на Петровке он сейчас занимает здание в несколько этажей с совсем новейшей экспозицией и площадками. Накануне открытия корреспондент m24.ru пообщался с директором музея Романом Романовым и обсудил, как будет смотреться будущий музей, для чего заходить в него через тюремные двери, какие чудеса могут произойти во время интервью и как работать с болевыми для общества темами.

«Мы сделали для музея три аудиогида - один классический, с информацией и фактами, а два остальных сделаны на базе звуковых ландшафтов. Можно будет при помощи их пройти по одному и тому же месту 3-мя различными маршрутами. Наиболее того, мы надеемся даже лифт перевоплотить в часть экспозиции - поместить меж его прозрачной стеной и кирпичной стенкой шахты различные достойные внимания предметы.

«Помимо основной экспозиции, у нас будут временные выставки, лекторий, арт-резиденция, библиотека. Еще сад памяти с деревьями из мест лагерей и кафе - эти две зоны станут публичными местами, туда можно пойти, даже не собираясь посетить музей.

Одна из наших смотрительниц, чья семья стала жертвой ГУЛАГа, говорит, что, когда она подъезжает к новенькому зданию музея на трамвае и слышит объявление «4-й Самотечный переулок, музей истории ГУЛАГа», у нее наворачиваются слезы. Она не может поверить, что дожила до момента, когда о этом можно свободно и расслабленно говорить. Я тоже нередко вижу, как школьники, услышав заглавие остановки, спрашивают родителей, что такое ГУЛАГ - и это тоже чрезвычайно принципиально'.

Создание ТОР в Усолье-Сибирском Приангарья поддержали в правительстве РФ // Совет ЕС договорился о распределении 120 тыщ мигрантов