sitemap 

Стpoительство и стpoйматериалы

» нa главную

Театр-Театр открыл сезон по-хипстерски

Пермский инстаграм практически разорвали!

В разгар вечера у зрителей возникла возможность опять стать самими собой и поглядеть 50-минутный эскиз молодёжного спектакля «Ромео и Джульетта». Студенты-второкурсники мастерской Бориса Мильграма и Владимира Гурфинкеля в Академии искусства и культуры захотели сделать нечто авангардное, в духе тех престижных спектаклей, которые демонстрируют на фестивале «Пространство режиссуры». Управляющий постановки Владимир Гурфинкель предупредил публику, которая набилась в малый зал, что материал пока сырой, и оказался прав не только лишь в переносном смысле, да и в прямом: как это заведено в современном театре, ребята безпрерывно поливают друг дружку то водой, то апельсиновым соком, то томатным, так что на сцене вправду чрезвычайно сыро.

Фотографироваться начинали ещё перед входом в театр: превосходная очередь в кассы, которую очевидцы постарше ассоциировали с очередью в Театр на Таганке сначала 1980-х, практически провоцировала на то, чтоб выставить вперёд руку с билетом и опубликовать в мировой сети светлый образ счастливого носителя этого пропуска в магический мир театра. Секрет появления очереди прост: билеты продавали не по количеству мест в зале, а всем желающим, и стоили они всего 100 руб. Было продано около 3000 билетов, так что в театре было тесно.

Это не воспрепядствовало каждому зрителю отыскать свою нишу. Постоять, подобно героям «Титаника», на носу несущегося корабля, наслаждаясь встречным ветром (ветер обеспечила театральная «машинерия»), и убедиться, что красные паруса настоящи. Испить водки с героями «Географа», который «глобус пропил»: актёры, участвовавшие в хэппенинге, выпивали чрезвычайно натурально - морщились, крякали, а позже давали стопку зрителю, и тот, затаив дух и выпив, с изумлением восклицал: «Так это вода!» «Так это театр!» - отвечали ему. Глобус однажды был-таки «пропит»: особо активный и профессиональный зритель получил от актёров сувенирный глобус Пермского края.

Тут же, в фойе, были «гримёрная» и «костюмерная», так что можно было «примерить» на себя пригодный театральный образ - и опять-таки сфотографироваться; почти все юные люди опосля посещения «гримёрной» щеголяли наружностью, очень пригодной для парада зомби. Можно было встретить возлюбленного персонажа из возлюбленного спектакля - и рядом с ним опять сфотографироваться! Актёры работали на износ весь вечер - братались со зрителями, расписывались на программках, одну за иной вели экскурсии, а позже, уже поближе к полуночи, ещё и пели: вечер закончился, очевидно, «мюзиклом-мюзиклом» на большой сцене.

Суббота. Глубочайший вечер. Звонок. Основной режиссёр Театра-Театра Владимир Гурфинкель: «Я в Питере. Мне здесь никто не верит, что у нас вчера была очередь в кассы длиной в 50 метров! У вас нет фото?».

В Театре-Театре 4 сентября тоже раскрылась для зрителей театральная «кухня», причём ночкой. Творчески соединив два приёма, команда «пермской драмы» на этом не тормознула: креатив во время театральной «Ночи…» так и фонтанировал. Даже те, кто не прогуливался на экскурсии за кулисы не смотрел актёрские этюды, с наслаждением провели четыре часа в фойе, где были сделаны все условия, чтоб молодёжь могла заняться основным развлечением современности - созданием селфи и выкладыванием их в инстаграм.

Всё ночное действо было выдержано в молодёжном, хипстерском духе. Аудитория театральной «Ночи…» была значительно молодее традиционной аудитории Театра-Театра, так что можно считать, что задачку продвижения театра в молодёжной среде создатели затеи решили. Кстати, о создателях: предложение провести схожее мероприятие высказала управляющий пиар-службы театра Нина Соловей, а креативил в основном основной режиссёр Владимир Гурфинкель, которого худрук Борис Мильграм именовал со сцены человеком, придумавшим «Белые ночи». Справедливо говоря, это не совершенно так: фестиваль задумал Марат Гельман, но Гурфинкель вымыслил его топовую часть - фестивальный городок.

Основная сенсация вечера тоже связана с «Белыми ночами»: Мильграм объявил, что в летнюю пору 2016 года фестиваль опять состоится. Правда, не на эспланаде, а в Театре-Театре.

Театральные экскурсии, которые стартовали одна за иной и шли по закулисью, практически наступая друг дружке на хвост, были интересны даже для записных театралов, которые не раз бывали на той стороне сцены. Экскурсия шла больше часа: актёрские гримёрки, цеха, оркестровая яма (оркестр раз за разом играл мелодию из «Алых парусов»), кабинет музыкального управляющего - Татьяна Виноградова совместно с худруком театра Борисом Мильграмом и актёрами репетировала фрагмент из новейшего мюзикла.

Заключительный «мюзикл-мюзикл», который узрели самые стойкие театралы, начался за полчаса до полуночи. До того как выпустить «нарезку» из фаворитных музыкальных спектаклей, создатели вечера проявили «балет машин»: под музыку из «Алых парусов» «танцевали» штанкеты - подвешенные на тросах железные перекладины, к которым крепятся декорации. Система штанкетов оказалась очень подвижной и грациозной. Это было прекрасно и даже трогательно: демонстрация способностей современного театра и сразу тоска по новейшей сцене, ведь, по уверениям управления театра, современности соответствует лишь верхняя механизация, а нижнюю необходимо реконструировать.

«Ночь открытых дверей» в Театре-Театре - это соединение 2-ух прогрессивных форматов взаимодействия с публикой, уже освоенных иными пермскими учреждениями культуры - музеями во главе с Пермской гос художественной галереей, которые в первый раз стали проводить ночные действия, а позднее к ним присоединились библиотеки и ТЮЗ; и Театром оперы и балета, который вымыслил «Оперный экстрим» - огромную тусовку, когда для зрителей раскрывается театральное закулисье.

Подтверждаю: Гурфинкель не преумножает. Так и было.

Этот материал имеет право демонстрироваться публично лишь в атмосфере неформальной тусовки; это, естественно, никакой не спектакль, а полностью ученические этюды. Тем более публика приняла их в высшей степени благосклонно, а некоторый прошлый военный, выйдя из зала на сцену, пожелал поучить актёров, как следует верно мыть пол опосля таковой грязной работы. Владимир Гурфинкель пообещал, что кое-где к зиме из этих зарисовок попробует сделать спектакль - так, чтоб и юное чувственное начало сохранить, и Шекспира в гробу не очень потревожить.

В кульминационный момент прогулки по театру гостей заводили на колосники, на высоту семиэтажного дома, а в финале экскурсии устраивали превосходный сюрприз: гости оказывались на сцене, раскрывался занавес, и зал встречал их аплодисментами! Так финал экскурсии становился финалом спектакля, а зрители изменялись местами с актёрами. Эффект был… прямо-таки духоподъёмный!

Можно было проехаться на «троянском коне» на колёсиках из спектакля «Одиссей», поменять русские монеты на бутерброды с селёдкой в «Совбуфе» - русском буфете из «Чужого ребёнка» либо полежать, наслаждаясь звуками «Рождественской звезды» из мюзикла «Доктор Живаго», в ванне из «Анны Карениной», установленной в специальной лаунж-зоне, где можно было отдохнуть на кушетках.

Рыжие, массивные, в регби влюблённые. Ирландия одолела французов // Протесты в Молдавии: сдаваться не желает никто