sitemap 

Стpoительство и стpoйматериалы

» нa главную

Опрос: Каждый 2-ой француз и любая 3-я француженка изменяют супругам

На 1-ый взор, в вашем сообщении тяжело различить психический контекст. Кому из 2-ух собственников платить за квартиру? Что, ежели какой-то из них отрешается? Разумеется, это чисто юридические вопросцы. Но в конце письма становится понятно, что неувязка валютных расчетов вас нисколечко не волнует (ваш доход достаточен, сестра может такому даже позавидовать, формально вы без заморочек сможете взять бремя платежей на себя) - вас травмирует только субъективное восприятие данной для нас ситуации, нехорошее настроение от «терок» и перепалок с сестрой по этому поводу. Причину собственных повторяющихся «депрессий» вы ясно осознаете сами.

Молвят, что хоть какой сформулированный вопросец сам в для себя содержит ответ. Каждый раз это правило кажется мне неописуемым, и каждый раз я нахожу ему доказательство, иногда самое непредсказуемое. Для чего вы упомянули о, казалось бы, совсем незначимой детали - как вы в детстве закидывали сестру репейником? К чему этот аспект? Логически оценив, что ни к чему, вы сами же и поставили его в скобки. Этот аспект и есть ответ.

На уровне мыслей вернитесь в детство, вспомните себя девченкой в тот момент, перейдите на сторону сестры, помогите ей очиститься от репейника, поглядите с теплотой в глаза и скажите, что вы сестры, а не конкурентки. Тогда не только лишь данный вопросец отпадет сам собой, вы увидите, какие еще чудеса могут произойти в реальном.

Света работает курьером в интернет-магазине, и зарплата у нее не так велика, как ей хотелось бы. Мои доходы намного выше, и мне кажется, что сестра мне завидует. Когда мы встречаемся «просто поболтать», вопросец средств постоянно стоит на первом месте. А уж ежели необходимо обсудить совместные растраты, то и совсем часто все заканчивается скандалом. Основная «терка» состоит в оплате коммунальных услуг - Света считает, что я обязана платить за квартиру сама. Каждый наш диалог оборачивается выражением самых различных претензий (вчера она мне даже припомнила, как в детстве мы закидали ее репейником на даче), и всякий раз мы разбегаемся по различным углам. Опосля таковых перепалок я долго пребываю в нехорошем настроении. Подскажите, как мне быть, стоит идти на уступки бедной родственнице?
Елена, 34 года

Детство прошло, инфантильная вражда позабыта, но вы продолжаете «перебрасываться репейником». Оплата коммунальных услуг - как маленькая месть в той обидной игре, как приставучий репейник, который нужно обязательно снять с себя и перенаправить в другого. Озадачившая и обидевшая вас фраза сестры неосознанно была обращена к самым истокам. Вспомните: что в том дальнем детстве вас принуждало устраивать «перестрелку» с сестрой, почему вы не становились на ее сторону, почему хотя бы не выходили из игры? Непременно вспомните, так как это то же самое, что принуждает вас на данный момент вступать в «терки» вопреки и своим нервишкам, и здравому смыслу.

Так в чем все-таки неувязка? Для чего же нужен психолог? Ведь ответ напрашивается сам собой - можно облегчить жизнь для себя и сестре, просто начав оплачивать эти несчастные коммунальные сервисы. Тем более возникает сакраментальный вопросец: а стоит идти на уступки? Парадоксальность этого вопросца просто шокирует и ставит в тупик - разве, усилив конфронтацию, вы улучшите свое настроение, разве вы не испробовали все остальные варианты, придя в итоге только к необходимости обратиться за помощью? Почему же естественный выход вас не устраивает? Так как вы не желаете идти на уступки «бедной родственнице». И в этом вся сущность. Вы не желаете так поступать, но огласить о этом прямо не сможете, чтоб не смотреться ужаснее сестры, - в этом вся неувязка. И с этого уже можно начать психоанализ.

В ближайшее время мне стало чрезвычайно трудно разговаривать со собственной двоюродной сестрой Светой. Все началось с того, что у нас возникла общественная собственность – квартира бабушки, за какую сейчас каждый месяц необходимо платить.

Служащих салонов красы обяжут пройти обследование на ВИЧ // Ильиных и Жиганшин: лишь работать!