sitemap 

Стpoительство и стpoйматериалы

» нa главную

Александр Беленький: Лемье пробовал драться до крайней капли 'бензина'

А в это время в Плутон стукнул метеор, который мог бы спасти Лемье. Ну, либо не стукнул. Либо стукнул куда-то еще. Кто ж их, метеоров, знает.

В конце 4-ого раунда Геннадий чуток не прибил Лемье правым апперкотом, но впору прозвучал гонг. В конце 5-ого Головкин провел серию из левого бокового, правого апперкота и левого по печени. Лемье отступил и, как это время от времени бывает, с задержкой ощутил силу удара, вероятнее всего, по печени, и тяжело осел на пол. Головкин подлетел и по инерции стукнул справа. По-моему, колено Лемье в тот момент уже было на земле, но действие Геннадия было очевидно непреднамеренным. Локомотив тоже не может тормознуть как вкопанный.

В восьмом раунде Головкин много попадал с обеих рук по обоим этажам, а Лемье много мазал. Он совершенно сбился с прицела. Опосля еще одного удара Головкина справа канадец поплыл, но все еще оказывал сопротивление. Он пропускал удары пачками, но кое-где смог ввинтить и собственный левый боковой. Головкин продолжал наседать и попадать. В некий момент мне показалось, что Лемье повернулся к рефери вроде бы с просьбой не останавливать бой. Рефери отдал ему еще несколько секунд, но опосля того, как Головкин снова пробил правый кросс, все-же приостановил поединок. Быть может, чуток рано, но продолжать его для Лемье все равно никакого смысла не было.

До боя некий дурак здесь слегка психовал… ах, да, это был я… по поводу того, что у Лемье в этом бою был все-же «шанс панчера», что шальной удар никто не отменял и т.д., и т. п. Действительность показала, что, ежели Лемье и мог одолеть Головкина, то не при помощи шального удара, а при помощи шального метеора, который среди боя попал бы в Геннадия, а судьи решили бы, что это голос божий, и дали бы победу Лемье. Никаких остальных шансов у канадца в этом бою не было. Но метеор ошибся по космическим масштабам на самую малость и врезался куда-то в Плутон, так что Лемье пришлось биться в одиночку.

6-ой и седьмой раунды Лемье провел по-боевому. Было ясно, что до финального гонга его по-любому не хватит, но он собирался драться ежели не до крайней капли крови, то до крайней капли «бензина». Но то, что было драмой, ежели глядеть с его стороны, со стороны Головкина смотрелось чуток ли не как офисные будни клерка. Геннадий методично добивал конкурента, а его ответные выпады воспринимал с равнодушие бетонной стенки. Тем паче, что стенка эта была верткая. Пропускал он очень не достаточно, уходя от всего, что представляло хоть мельчайшую опасность. Ну, а руки «из стенки торчавшие» охаживали голову Лемье, как мельничные жернова зерно. Рефери все это нравилось меньше и меньше, и было ясно, что долго он это вытерпеть не будет.

3-ий и 4-ый раунды принесли канадцу так же не достаточно счастья, как и прошлые. Правда, ему стало незначительно легче от того, что он как-то попривык к тому, что его бьют. Может быть даже, что у него возникли некоторые небезопасные надежды на то, что он еще что-то сумеет. Он стал почаще раскрываться и атаковать. Но Головкин по-прежнему превосходил его во всех компонентах. Он не только лишь бил посильнее. Он еще отлично контролировал дистанцию, он лицезрел все, что делал Лемье и по неуловимым со стороны признакам, движению плечом либо малозаметному подшагу распознавал, что Лемье будет делать далее. В итоге Геннадий часто попадал и слева, и справа, и одиночными ударами и комбинациями. Ну, а основное, было видно, что Головкин работает с колоссальным резервом, что в всякую секунду он может нарастить обороты и просто разорвать конкурента.

Когда Геннадий этого желал, он просто держал Лемье на джебе, и постреливал справа. Канадец же, на самом деле, практически ничего не делал. Можно было бы огласить, что он находил способы борьбы с Головкиным. Но если б наши геологи в недавнем прошедшем находили нефть с таковым упорством, мы бы на данный момент ничего не утратили от падения цен на нее, так как ее бы у нас просто не было, и она бы по-прежнему плескалась в собственных подземных бассейнах.

К чести Лемье нужно огласить, что он ни в мельчайшей степени не попробовал пользоваться ошибкой Головкина, не апеллировал к судье не катался по настилу ринга, как футболист по полю, выпрашивая красноватую карточку для конкурента. Он встал и продолжил поединок, но, к его счастью, до конца раунда оставались считанные секунды.

Один из самых знатных журналистов, пишущих о боксе в СНГ, Александр Беленький в собственном блоге на веб-сайте «Спорт день за днем» подвел результат следующему триумфу казахстанца Геннадия Головкина.

Во 2-м раунде Лемье стал что-то решать. Он вроде бы попробовал рассвирепеть, но попытка оказалась с негодными средствами. При всем этом ни при каких обстоятельствах не стоит упрекать Лемье в трусости. Он просто оказался в положении бойца, у которого нет действенного орудия для противоборства сильному противнику. Мощность их «танков» оказалась очень несоизмеримой. «Снаряды» Лемье, даже при довольно четком попадании, толком не оставляли следов на «броне» Головкина и просто рикошетом уходили в небо, зато когда попадал Геннадий, Лемье всего перетряхивало, как елочную игрушку во время активных детских танцев вокруг елочки.

Похоже, уже опосля первого раунда у Лемье сложилось полностью законченное представление о жизни и о для себя. Другими словами, он сообразил, что сейчас не его день, место, где он оказался, так для себя и конкурент тоже не его. По официальным данным, Лемье ниже Головкина всего на пару см, но, наверняка, он слегка съежился от желания быть еще меньше, потому что разница в габаритах казалась наиболее значимой.

На известной арене Мэдисон Сквер Гардена Геннадий Головкин из Казахстана одолел техническим нокаутом в 8 раунде канадца Давида Лемье и защитил свои титулы WBA (super) и IBF в категории до 72,6 килограмма. Также в этом поединке он подтвердил то, что все и так издавна уже знали, а конкретно, что он наилучший в этом весе и один из наилучших во всех весах.

Кожевников, Пашков и Гуськов - о перспективах Зубова и Воробьёва // Светлана Кузнецова - о победе на старте Кубка Кремля