sitemap 

Стpoительство и стpoйматериалы

» нa главную

Брюс Боуэн: Попал в Эрмитаж и обмер

- Ваша майка с номером 12 увековечена под сводами домашней арены «Шпор». Но в будущем сезоне под тем же номером будет выступать новичок команды Ламаркус Олдридж. Как так?

- Я не спорю, Кириленко - хороший игрок. Но он выступал за «Юту» и потому был не так приметен. Если б он оказался в Нью-Йорке, Чикаго либо Лос-Анджелесе, со своим талантом здесь же стал бы фигурой государственного масштаба. Тем паче он играл у Джерри Слоуна, который в протяжении 20 лет использовал одну и ту же систему. В таковой ситуации ты с течением времени перестаешь созидать в исполнителях отдельных личностей и воспринимаешь их как безликие детали механизма. В иной команде АК-47 мог бы достигнуть еще большего признания.

- Спортивные успехи «Сан-Антонио» принято связывать с Поповичем. Какой основной совет он для вас отдал?

- Погодите, но ведь Марчюленис и Сабонис - литовцы. Почему не Кириленко?

- Помните собственный 1-ый матч в НБА?

На данный момент Боуэну - 44 года. Как и почти все приметные фигуры прошедшего, он выступает послом сильнейшей лиги мира в разных уголках планетки. В сентябре он провел практически две недельки в России, где в рамках совместного проекта «СИБУР» и НБА поучаствовал в открытии 2-ух отремонтированных площадок - в Нижневартовске и Дзержинске. Итоги путешествия по российским просторам Боуэн подвел в беседе с корреспондентом «СЭ».

- В летнюю пору мне позвонили из клуба и спросили, не буду ли я против. А мне-то что? Понимаю, если б это был некий юноша с неясными перспективами в команде. Но это реальная звезда и, уверен, будущий фаворит команды. Ежели обычный номер поможет ему освоиться, почему нет? В конце концов, мне охото верить, что я - это не только лишь моя игровая майка (улыбается).

- Видите, это одна из заморочек США. СССР, Литва, Россия - не все соображают разницу, ранее в этом «плавал» и я. И все-же, на мой взор, Сабонис и Марчюленис - наиболее приметные игроки, чем Кириленко. Тем паче Шарунас играл в «Голден Стэйт» - неподалеку от места, где я вырос, и был у меня на виду. Ну, а о Сабонисе я слышал от почти всех в НБА, он был реальным уникумом. Даже на закате карьеры приносил своим командам столько полезности, что современным центровым остается завидовать.

- О вашем умении в защите слагают легенды. Что в этом ремесле самое сложное?

- Они выработались способом проб и ошибок. То, что алкоголь и наркотики - это ошибочный путь, было разумеется с юношества. Мои предки посиживали на месте и ничего не делали. Я же грезил о обычной жизни, которую лицезрел в семьях неких собственных друзей. И баскетбол стал моим билетом. В школе я, естественно, не помышлял о проф карьере. Но я работал, не покладая рук с мечтой о том, чтоб получить спортивную стипендию и попасть в институт. Ну, а НБА… Так вышло (смеется)!

- Как-то он произнес: при любом конфликте ты должен быть выше ситуации. К примеру, ежели тебя поменяли, не нужно позже выливать в прессу негатив о бывшей команде. Как бы ничего такого особенного. Но проще огласить, чем сделать. А Попович является живым воплощением этого принципа, и это дозволяет для тебя поверить в то, что у тебя тоже получится.

Российская кухня также стала для меня откровением. Я ранее не обожал свеклу, но борщ уплетал как миленький! Но больше всего меня поражает, как сильно могут различаться по вкусу как бы знакомые блюда. К примеру, блины. В США они совершенно остальные. Ранее Россия у меня ассоциировалась лишь с Сабонисом и Марчюленисом, сейчас же я могу говорить о России часами, ну и друзей у меня здесь возникло много.

- Знать повадки твоего конкурента. Время от времени просто не хватает инфы, чтоб приготовиться к нему. К примеру, отчетливо помню год, когда в лиге возник Кармело Энтони. Я не лицезрел его игр в институте, и его манера стала для меня откровением. Мне приходилось подстраиваться на ходу. Энтони больше меня и любит идти прямиком на кольцо. Большая часть игроков двигаются к цели по маленькой дуге, мы называем это «банановый рывок». А Кармело шел напролом. И приостановить его без фола было чрезвычайно непросто.

- Спрашиваете! Постоянно запоминаешь 1-ый опыт. 1-ая драка, 1-ый поцелуй, 1-ый матч в НБА… Тот день я помню, как будто он был вчера, хотя игра вышла насыщенной событиями. «Майами» встречался с «Хьюстоном», и Пэт Райли выпустил меня на площадку. Я успел накрыть трехочковый бросок, познакомиться с Чарльзом Баркли и пообщаться с тренером, который приглашал меня в институт. Но основным, естественно, было то, что меня вообщем поставили на паркет, пусть и лишь на одну минутку (смеется).

- Я ожидал данной нам поездки с огромным нетерпением. Еще за пару месяцев до нее прожужжал знакомым все уши о том, что скоро отправлюсь в Россию, - поведал Боуэн. - Мои ожидания вполне оправдались. Мне было очень любопытно познакомиться с вашей культурой и историей. До этого времени нахожусь под впечатлением от посещения Эрмитажа в Санкт-Петербурге. Кстати, заглянуть туда мне порекомендовал основной тренер «Сан-Антонио» Грег Попович. Само собой, я был очень ограничен во времени и успел осмотреть всего-навсего один этаж и то не полностью. Тем более концентрация шедевров там просто поражает. Я много раз лицезрел картину Рембрандта «Возвращение блудного сына» на фото, и вот я стою перед ней. И меня просто захлестывает понимание того, что это полотно написано практически 500 годов назад. Тут-то ты и понимаешь, что современный мир не возник в одночасье, он создавался столетиями, воспоминания о которых в том числе запечатлены в искусстве.

Как баскетболиста я его уважаю. Он отменно защищался, умел пробраться к кольцу. Вот лишь одно меня смущает. Ежели у него «не шло», то это отражалось на его психике. Отлично помню, как в один прекрасный момент в процессе плей-офф НБА прочел его признание, что на фоне не очень успешной игры у него появились препядствия с уверенностью в для себя. По-моему, это не дело: о таком не молвят вслух. Для тебя просто нужно опустить голову, пахать еще усерднее и ожидать, пока работа принесет плоды.

- Вы выросли в семье алкоголика и наркоманки. Откуда вы унаследовали свои высочайшие эталоны?

- Есть что-то в вашей карьере, о чем вы жалеете?

Брюс Боуэн завершил карьеру в 2009 году, добыв с «Сан-Антонио» три чемпионских титула НБА и невольно организовав армию ненавистников собственного таланта. Боуэн был одним из числа тех игроков, поединок с которыми становится испытанием для наилучших снайперов лиги, потому почти все любители понаблюдать за сиянием баскетбольных звезд точили на него зуб. Он никогда не претендовал на то, чтоб «Большое трио» «Шпор» расширилось до квартета, но его вклад в победы техасцев трудно переоценить.

- Честно, мне незначительно грустно, что я так не получил приз лучшему оборонительному игроку. Ведь я его заслужил! Как-то удивительно смотрится, что c 2004 по 2008 год я 5 раз попорядку попадал в первую символическую сборную по игре в защите, а персональной заслуги не имею. Понятно, что все это политика. Тренеры прогуливаются и требуют за собственных игроков, чтоб голосование прошло как следует. Но Попович не из числа тех, кто станет заниматься таковой ерундой.

- Сначала тот опыт дозволил узреть, что южноамериканский образ жизни - далековато не единственный. Еще непревзойденно помню, как познакомился с Тони Паркером. Он уже выступал в НБА и пришел поглядеть на игру моей команды. Тогда я и поразмыслить не мог, что скоро мы окажемся в одном клубе.

- Вы начали профессиональную карьеру во Франции. Что из числа тех времен выделяется в памяти?

- Но как Кириленко? Он даже в Матче звезд выступал.

Генетики отыскали древний сектор ДНК возрастом 700 млн лет // Провести Гран-при - как пробежать марафон